Вы здесь: Главная > История искусств > Дур-Шаррукин

Дур-Шаррукин

В начале VIII в. до н. э. Саргон II, принявший имя аккадского царя Саргона Древнего (Шаррукина), воздвиг город Дур-Шаррукин. Значительную его часть занимал напоминающий крепость дворец на высоком основании. К нему вели широкие пандусы (наклонные платформы), по которым проезжали колесницы. Стены дворца с прямоугольными башнями увенчивались ступенчатыми зубцами, покрытыми цветными изразцами.

По сторонам центрального входа в виде большой арки с башнями по углам стояли изваяния шеду — фантастических крылатых существ с телом быка и головой бородатого мужчины в высокой тиаре. Шеду — грозные стражи — встречали входящих во дворец. Изображая шеду с лишней, пятой, ногой, древние скульпторы добились удивительного эффекта: смотрящему на шеду спереди он представлялся стоящим, а сбоку — идущим.
Парадные помещения дворца украшали статуями, рельефами, росписями, изразцами, облицовками из драгоценных металлов. Статуи изображали богов, царей, героев, в первую очередь Гильгамеша, сжимающего руками побеждённого им льва. На рельефах, расположенных длинными лентами на уровне человеческого роста, представлены сцены битв, осады крепостей, военные лагеря, скачущие всадники, шествия данников, толпы пленных. Рельефы изображают также строительство дворца и перевозку громадного крылатого шеду, торжественные приёмы, ритуальные церемонии и особенно часто — царскую охоту. Выше рельефов располагались цветные росписи и орнаментальные полосы изразцов.
В рельефах и росписях был воплощён условный тип ассирийца — идеал красоты, олицетворение физической силы, молодости, здоровья, военной доблести. Фигуры царя, богов, жрецов, воинов и слуг кажутся почти одинаковыми. Их основное различие — в одежде и сопутствующих предметах. Крепкие, низкорослые, широкоплечие, с подчёркнутой мускулатурой рук и ног, они носят завитые бороды и пышные кудрявые причёски. У них орлиные профили, огромные, обведённые контуром глаза, густые дугообразные брови, чувственные рты. Изображение подчинено канону: голова и ноги показаны в профиль, глаза — в фас, ближнее к зрителю плечо — в фас, дальнее — в профиль. Фигуры прочно стоят на ногах, когда же идут, то слегка сгибают одну ногу в колене. Они также представлены падающими в сражении, уверенно сидящими на конях и верблюдах, плывущими на бурдюках через реку, широко размахивая мощными руками. Кисти сильных коротких рук держат оружие, натягивают тетиву лука, сжимают поводья коней… Эти руки, как руки Гильгамеша, способны задушить льва. И всё же фигуры людей кажутся скованными, однообразными по сравнению с полными жизни изображениями животных.
В 612 г. до н. э. Ассирия пала, завоёванная Вавилоном и Мидией (государство на территории современных северо-западного Ирана и Азербайджана).
Царская охота
С глубокой древности охота на диких зверей была любимейшим развлечением царей и знати. Вместе с тем охота имела ритуальный характер как испытание мощи обожествлённого властелина. Египетские фараоны наряду с перечнем покорённых стран и захваченной добычи вели счёт убитых ими диких зверей. Царская охота в специальных загонах с участием огромного числа охотников и солдат более походила на жестокую бойню.
И древнее искусство донесло до нас проникнутую азартом атмосферу этих придворных забав. Среди изображений такого рода ярчайшие — ассирийские рельефы. Охотились на газелей, диких ослов, быков, кабанов, но самой престижной и увлекательной считалась охота на львов. Лев — не только царь зверей, но и символ огня, солнца, могущества, власти. Образ льва проходит через всю историю мирового искусства. Особенно велико его значение в творчестве древних народов, для которых лев — грозный страж, хранитель усопших, олицетворение царственного величия, дикой силы природы.
В его изображениях обычно подчёркивались устрашающие черты: мощное тело, оскаленная пасть с торчащими клыками и высунутым языком, выпученные глаза. Ассирийские рельефы с высоким мастерством и достоверностью передают красоту и благородство прекрасного зверя.
Здесь могучий отважный лев — действительно, достойный противник богоподобного царя. Стены дворца Ашшурбанипала в Ниневии покрывали рельефы так называемой «Большой львиной охоты» (VII в. до н. э.).
Всё изображение пронизано напряжением кровавой схватки царя с яростно нападающими на него львами. На лентах рельефов царь представлен несколько раз: он на коне или колеснице поражает прыгающего на него льва из огромного лука; вступает в единоборство с хищным зверем; стоит перед алтарём во время церемонии священного возлияния на тело убитого льва. Слуги несут мёртвого льва, огромные когтистые лапы которого вздымаются на уровне их голов.
Псари ведут в наступление рычащих боевых собак особой гладкошёрстной породы с длинными, мускулистыми телами.
Прекрасные стройные кони скачут, стоят группами или замирают при неожиданной встрече с лежащим на земле львом.
В этих сценах удивительно точно передано настороженное состояние животных.
К лучшим образцам ассирийского рельефа принадлежат изображения раненых, умирающих хищников. (Искусство древности не интересовала передача страданий гибнущего человека — поверженные враги служили лишь для обозначения триумфа победителя.) Раненый лев ещё полон царственной красоты: сильный торс, победно поднятый хвост, могучие лапы, пышные пряди гривы. Но шаг его тяжёл и словно замедляется на глазах, из пасти льётся поток крови. Предсмертный рёв издаёт пронзённая копьями львица, волочащая парализованные задние лапы; вокруг неё — безжалостное пространство пустыни.
Рельефы дворца Ашшурбанипала, созданные лучшими мастерами со всех концов Передней Азии, работавшими в царских артелях, — вершина ассирийской скульптуры.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментирование записей временно отключено.